Вы здесь

Вторник шестой седмицы

Каковы люди на самом деле — никому, кроме Бога, не известно; вернее, что они нечто зыбкое, пластичное, и мы формируем сами, часто по случайному признаку, воображаемую схематическую фигуру и потом сами же или восхищаемся ею, или поносим ее.
Надо отказаться от этой точки зрения, что в человечестве есть два враждебных стана, две породы людей — праведные и грешные, предназначенные блаженству и обреченные гибели. Этого нет.