"Исполнение последних пророчеств"

Приближается к завершению Великий пост, предшествующий празднику Пасхи. Но за неделю до главного для христиан торжества нам предстоит встретить еще одно значимое событие — Вход Господень в Иерусалим. Об этом — наша беседа с благочинным Иссинского округа, настоятелем Преображенского храма протоиереем Сергием Афонюшкиным.

Елена Лаврова.

— Напомните, пожалуйста, батюшка, что представляет собой праздник, который православные христиане отметят в ближайшее воскресенье.

— Вход Господень в Иерусалим является одним из главных событий последних дней земной жизни Господа Иисуса Христа, которое описано четырьмя евангелистами. Торжественное прибытие Спасителя в Святой город накануне праздника Пасхи предшествовало Его Страстям и было осуществлением Ветхозаветных пророчеств. Воспоминанию этого события и посвящен один из основных церковных праздников, который в Православной Церкви включен в число двунадесятых. Он празднуется в воскресенье, непосредственно предшествующее Пасхальному и открывает собой Страстную седмицу, то есть включается в разряд переходящих.

— Что повествуют нам Евангелия о событиях этого праздника?

— Господь в сопровождении учеников выехал из села Вифания и направился в Святой град. С Елеонской горы Господь устремил свой взор на Иерусалим, вглядываясь в раскинувшийся внизу город, которому предназначено было стать чашей Его Страданий. Толпы народа встречали Христа держа в руках пальмовые ветви, приветствуя криками: «Осанна!», то есть «спасение, радость, слава». Вход Господень в Иерусалим символически означает Второе Пришествие Христа. В Своем первом посещении человечества, Он явил Себя как Искупитель и Спаситель, во Втором — придет как Царь мира и Судия.
В непосредственном описании Входа Господня в Иерусалим наиболее близки между собой рассказы евангелистов Матфея, Марка и Луки. Они уделяют особое внимание отсутствующей у евангелиста Иоанна истории с обретением осленка для поездки, которая имеет много общих параллелей с повествованием о подготовке Тайной Вечери. Обстоятельства нахождения этого животного становятся исполнением пророчества книги Бытия (49:10–11). Сама поездка на осле, согласно евангелистам, была осуществлением пророчества Захарии. У Матфея это событие описано вплоть до мельчайших подробностей и даже говорится не об одном, а о двух животных – ослице и осленке. При этом из текста Священного Писания можно даже понять, что Господь воссел на них одновременно (Мф. 21:2–3, 5, 7). Для разрешения данного противоречия предлагается несколько вариантов: либо текст стиха был несколько искажен и Господь сел только на осленка, либо слова «поверх их» относятся не к животным, а к постеленным на них одеждам, поскольку другие евангелисты однозначно говорят о поездке только на молодом осле. Возможно, второе животное было необходимо, чтобы молодой необъезженный осленок шел через толпу спокойно. Евангелисты особо подчеркивают, что на животное до Христа никто никогда не садился, и это, безусловно, указывает на ритуальную чистоту его и возможность принесения в жертву Богу. Однако чрезвычайно символично следующее. По традиции, все без исключения паломники входили в Иерусалим пешими — в знак смирения и почитания Святого города и храма. Евангелисты же говорят лишь о том, что Христос приблизился к Иерусалиму сидя на осле, и не уточняют как именно — верхом или пешим Он вступил в город.

— Есть ли еще отличия в описании данного события разными евангелистами?

— Вход Господень в Иерусалим проходит под знаком некоторой двусмысленности. Если у евангелистов Матфея, Марка и Луки это событие отмечено как безоговорочно радостное, то у Иоанна — нет. Потому что мы знаем: в толпе стоят люди, которые будут выслеживать Христа. Они собираются убить и недавно воскрешенного Лазаря. Вышеупомянутые евангелисты смотрят на событие глазами простого народа, а Иоанн показывает процессы внутренние, сакральные. Само событие происходит в обстановке встречи царя, это высшая точка публичности в Евангелиях. При этом необходимо обратить внимание, что имеется и некоторая скрытность. Господь посылает учеников за осленком и при этом говорит: «И если кто скажет вам: что вы это делаете? — Отвечайте, что он надобен Господу» (Мк. 11:3). Это звучит так, как будто заранее существует договоренность и есть вариант ответа на вопрос. Ведь если у человека просто так забирают животное, он на это не согласится! Он скажет: «Мне он тоже нужен! Это мой осел!». Это означает, что скорее всего владелец животного был предупрежден заранее. Так, по крайней мере, считают некоторые толкователи данных мест Священного Писания.

— О чем говорит нам традиция использования в праздничном богослужении ветвей пальмы или, как принято у нас в стране, веточек вербы?

— Указания на использование встречающими Христа людьми ветвей, которые не упоминаются только в рассказе евангелиста Луки, имеют большое значение. Матфей и Марк говорят о том, что народ устилал перед Христом путь срезанными с деревьев ветвями, молодыми побегами или листьями финиковой пальмы. При этом до конца не ясно, как именно использовались эти ветви людьми: возлагали ли их на пути или держали в руках. Если предположить второе, то рассказ о встрече Христа предстает описанием настоящей религиозной процессии и отсылает к ритуальным пальмовым ветвям, которые использовались на осеннем празднике Кущей. Данное мнение приобретает еще большую доказательность если не забывать, что Входу Господню в Иерусалим предшествовало воскрешение праведного Лазаря, которое в свою очередь предвозвещало Воскресение Христово и всеобщее воскресение мертвых. Но данные события выступают еще и в качестве упоминания праздника трубного звука, который проходил перед праздником Кущей. Святитель Амвросий Медиоланский толкует данное событие следующим образом: «Именно чрез масличное дерево, из коего происходит елей, умягчающий раны и врачующий болезни, совершаются дела милосердия; а чрез крепкое финиковое дерево, ветвей которого оконечности белы, повествуется о том, что после скорбей настоящей жизни мы переселимся в свет небесного отечества».
В славянской традиции известно обозначение праздника еще и как Недели цветоносной, или цветной. На Руси в богослужебной практике пальмовые ветви традиционно заменяют ветвями вербы, отчего Неделя ваий носит также название Вербного воскресенья.

— Какой духовный урок следует нам извлечь, вспоминая и празднуя Вход Господень в Иерусалим?

— Праздник Входа Господня в Иерусалим — это один из самых трагических праздников церковного года. Казалось бы — все в нем торжественно. Христос вступает в Святой город, Его встречают ликующие толпы народа, готовые из Него сделать своего политического вождя, ожидающие от Него победы над врагом. Однако все это торжество, ликование, все эти надежды построены на недоразумении, на непонимании, и та же самая толпа, которая сегодня кричит: «Красуйся, сын Давидов, царь Израилев!», через несколько дней повернется к Нему враждебным, ненавидящим лицом и будет требовать Его распятия. Народные вожди, которые надеялись на Спасителя, поворачивают весь народ против Христа, Он их во всем разочаровал: Он — не ожидаемый, Он — не тот на которого надеялись. И Христос смиренно идет навстречу смерти. Спаситель не проявил никакой силы, никакой власти. Перед лицом непонимающих Его Он так непонятен. Он все мог, мог эту толпу, которая Его так восторженно встречала, собрать воедино, из нее сделать силу, получить политическую власть. Господь от этого отказался. Иисус остался бессильным, беспомощным, закончил как будто побежденным на Кресте, после позорной смерти, среди насмешек тех, могил которых теперь не отыскать и кости которых давно истлели.
Однако нам Христос завещал жизнь. Он научил нас тому, что кроме любви, кроме готовности видеть в своем ближнем самое драгоценное, что есть на земле, — нет ничего лучшего. Он научил нас тому, что человеческое достоинство так велико, что Бог может стать Человеком, не унизив Себя. Он научил нас тому, что нет ничтожных людей, что страдание не может уничтожить человека, если только человек умеет любить. А те немногие, которые услышали голос Спасителя, которые выбрали любовь и уничиженность, которые захотели любить ценой своей жизни и ценой своей смерти, получили по непреложному обещанию Христа жизнь с избытком, победную и торжествующую. А удостаивается стать гражданином небесного Иерусалима каждый человек, с одним только условием: если он действительно его алчет и жаждет. Может быть к этому относятся евангельские слова: «ищущий обретает». Ищущий Небесного Иерусалима — находит его, не ищущий — не находит. Серьезность искания и его напряженность свидетельствуется всей земной жизнью человека. Тот, кто живет здесь и отдает предпочтения земному, Небесного Иерусалима не ищет. Таким образом, все торжество православного переживания жизни концентрируется в двух словах: торжество служения. Если говорить о Христе — это торжество Царского служения, но заметим, что так можно сказать не только о Спасителе, потому что апостол Петр, говоря обо всех уверовавших во Христа утверждает, что все (и мы также) входим в состав служителей царского священства, если оно не является для нас «отвлеченным образом». Поэтому праздник, который мы молитвенно вспоминаем — это день богословских коллизий вокруг личности Самого Христа. Одним оставляется «дом их пуст» по слову Господа, другие входят в дом Божий и сами становятся храмом Святого Духа, домом Жизни.

Еще фото: