"Благовестие послушания"

Седьмого апреля Православная Церковь отмечает один из двунадесятых праздников — Благовещение Пресвятой Богородицы. Об этом празднике, его происхождении и традициях — наша беседа с благочинным Иссинского округа, настоятелем Преображенского храма протоиереем Сергием Афонюшкиным. Беседовала Елена Лаврова.

— Об истории праздника Благовещения мы уже не раз рассказывали со страниц газеты. И все же напомните, пожалуйста, вкратце суть евангельского события, знаменующего эту духовную дату.

— События Благовещения просты и однозначны: явившийся Пресвятой Богородице архангел Гавриил возвестил Ей благую весть о том, что Ей предстоит стать Матерью Сына Божия и Спасителя человечества. Благовещение не случайно празднуется ровно за девять месяцев до Рождества Христова, потому что, по учению, Церкви, человеческая личность берет начало не в момент рождения, а в момент зачатия. И как только Пречистая Дева согласилась исполнить святую миссию, произошло чудесное событие Боговоплощения в утробе Приснодевы.

Следует сказать, что Церковь особо выделяет Богородицу не только среди людей, среди святых, но и среди ангелов небесных. И одна из причин тому — преклонение перед величайшей силой веры Пресвятой Девы, Ее доверия к Богу. Причем эта вера была совсем иной, чем мы можем себе представить в человеческом воплощении. Представьте, что к кому-либо из нас вот так же явился бы ангел и сказал: иди туда-то, сделай то-то. Пошли ли бы мы за ним без сомнения, отбросив все, чем жили до того момента? Скорей всего, нет. У нас возникли бы вопросы, колебания, сомнения. Да и ангел ли это вообще? Какую же бесконечно глубокую силу веры надо иметь, чтобы сразу с глубоким доверием открыть свою душу Богу и покориться Его воле! Такова была сила веры Пресвятой Богородицы, всем сердцем принявшей услышанное от архангела и воплотившей в Своем послушании. И за это Церковь воздает Ей первенство чести.

— Кому церковная традиция отводит центральное место в празднике Благовещения, Богородице, достойно принявшей удивительное известие, или Христу, о скором воплощении Которого возвестил архангел?

— Одно неотделимо от другого. Событийно, конечно, центральное место отводится Богородице, и праздник Благовещения принято относить к Богородичному циклу. Но, как отмечают отцы Церкви, всегда стремившиеся найти сакральное значение любого духовного события, особо важно в этом празднике то, что Бог в Своем величии снизошел до падшего человеческого естества, умалил Себя до человеческого значения. И это они считают даже более важным, чем обстоятельства, в каких встретила благую весть Богородица, превзошедшая верой и послушанием все не только человеческие, но и ангельские меры.

Вспоминая о событиях Благовещения, мы часто употребляем красивые, звучные слова — говорим о Боговоплощении, о наитии Святого Духа. А святые отцы чаще использовали простое, но очень емкое и многогранное греческое слово «кенозис», в дословном переводе означающее «уничижение», «истощание». Это слово и призвано передать суть того великого события, когда Христос снизошел до падшего человечества.

Если вспомнить Священное Писание, явление ангелов, Божественных посланников людям, не было на момент Благовещения чем-то новым. Такие явления были известны и до того, на протяжении тысячелетий. И в ветхозаветных людях они конечно вызывали восхищение и страх перед величием Божиим и своим несовершенством, перед существами иного, небесного мира. Новым же стало то, что опять же восходит к вопросу кенозиса: то, что Христос — как утверждает Церковь, земной Ангел и небесный Человек, снизойдя до человека, унизив Себя, тем самым возвысил нас, род людской, с помощью самоуничижения сделал человека достойным.

— При упоминании Благовещения на память сразу приходят слова приветствия архангела Гавриила, ставшие молитвой: «Богородице, Дево, радуйся!..»

— Действительно, эти прекрасные слова, в которых раскрывается весь смысл евангельских событий, стали одним из любимых молитвенных песнопений Христианской Церкви. Но я бы хотел сейчас остановиться подробнее на утвердительных словах, которые архангел Гавриил сказал Марии позже, возвещая пророчество о будущем Ее Божественного Сына: «…И даст Ему Господь престол Давида, отца Его, и воцарится в дому Иакова, и Царствию Его не будет конца».

Чем важны эти слова? Тем, что в этом пророчестве присутствует вся история еврейского народа и его чаяния. Понятно, что Давид назван отцом будущего Богомладенца символически, так как Тот происходил из колена Иудова, из дома Давидова. К тому же Давид как царь, данный Господом. А древнее царство Давида было в какой-то мере прообразом грядущего Царства Божия. Ведь в ветхозаветные времена Господь Сам выдвигал царей для Своего избранного народа, жившего под покровом Божиим. Но за 600 лет до рождения Христа вавилонский царь Навуходоносор II разрушает Иерусалим, уводит евреев в плен. У них не остается ничего — но остается их идеал, их чаяния, вера в то, что Господь их не бросит, что пошлет Мессию, Который восстановит царство Давида, восходившее в еще более древние времена к дому Иакова. И среди живших этими ожиданиями, лелеявших в сердце эти упования были и Пресвятая Богородица, и Ее благочестивые родители Иоаким и Анна, и Иосиф Обручник, и родители Иоанна Крестителя — недаром история его рождения тесно переплетена в Евангелии с историей рождения Христа. Они верили и в то, что в это будущее благодатное царство вольются и другие народы — все, верующие в Истинного Бога, «…и Царствию Его не будет конца». Это был тот идеал, который народ лелеял в плену, который давал смысл всей жизни, силу переносить испытания. И вот архангел Гавриил подтверждает это Богородице и утверждает Ее.

— На какие еще моменты в Евангельском описании события Благовещения следует обратить внимание?

— Святые отцы толкуют многие детали этого события. К примеру, в Евангелии сказано, что услышав первые обращенные к Ней слова архангела Гавриила Богородица «смутилась, размышляя в себе, что значит это приветствие». Отцы Церкви считают, что осторожность Пресвятой Девы была не проявлением каких-либо сомнений, а важным признаком мудрой духовной рассудительности, и ставят это в противопоставление легковерию праматери Евы, которая, поступив необдуманно, вместо счастья обрела горе. Вспоминают и о том, с чего начался завет Бога с Авраамом о рождении сына, который станет родоначальником избранного народа. А начался он с сомнения: усомнились и сам Авраам, и его жена Сарра, рассмеявшаяся в ответ на слова ангела. На этом фоне особенно сияет пример чистой веры Девы Марии в то откровение, которое принес Ей архангел Гавриил. Ведь благодаря этому и стал возможен Новый Завет.

Благовещение таким образом — это праздник, находящийся как бы в середине, между Ветхим и Новым Заветом. Да и само слово «Благовещение», «благая весть», по-гречески звучит как «Евангелие». Именно так называются четыре важнейшие книги Нового Завета, в одной из которых — Евангелии от Луки, есть описание данного праздничного события.

Святые отцы считают существенно важным и еще один момент. В ответ на слова архангела Гавриила Богородица смиренно ответила: «Да будет Мне по слову твоему». И это Ее добровольное согласие было необходимо для того, чтобы последующие события случились. Господь всегда оберегает дар свободы воли, которым Он наделил нас — бесценный Божий дар, делающий нас в какой-то мере сопричастными Божеству, возвышающий над животным миром и всей природой. Поэтому так важно было и то, чтобы Дева Мария не просто с покорностью и верой приняла Свое послушание, но сделала это добровольно.

— Каковы иконописные традиции Благовещения?

— Иконы, посвященные этому празднику, встречаются в двух вариантах: Пресвятая Богородица изображается либо с пряжей, либо с головой, склоненной над столиком, на котором лежит книга. Оба эти варианта не противоречат один другому и основаны на житии Пресвятой Девы. Известно, что живя и воспитываясь при храме, Дева Мария посвящала время рукоделию, молитвам и чтению Священного Писания. По Приданию, в момент Благовещения Она читала книгу пророка Исайи — она и изображается на иконах, и как раз дошла до пророчества о том, что Дева приимет во чреве и родит, оставшись при этом Девой. Также с Благовещением традиционно соотносят икону Божией Матери «Умиление». Так считают потому, что на ней Богородица изображена в том духовном состоянии, в каком находилась, получив чудесное известие, а также из-за слов, которые относят к данному святому изображению: «Радуйся, Невеста неневестная!» Кстати, эта икона была любимым образом преподобного Серафима Саровского.

— А что можно сказать относительно известной традиции на Благовещение выпускать из клетки птицу?

— Эта давняя традиция ныне «охристианилась». И выпускают обычно не просто птиц, а именно голубей. Ведь голубь в христианском сознании — неотъемлемый символ Святого Духа, не раз являвшего Себя людям. Считалось еще, что выпуская птицу, освобождая ее из клетки, человек освобождает свою душу от греха. И не могу в связи с этой доброй традицией не вспомнить прекрасные строки Пушкина:
Я стал доступен утешенью;
За что на Бога мне роптать
Когда хоть одному творенью
Я мог свободу даровать.

Еще фото: