"Сретение Спаса"

В эту субботу, 15 февраля, православные христиане отмечают праздник Сретения Господня. Об этом празднике мы побеседовали с благочинным Иссинского округа, настоятелем Преображенского храма протоиереем Сергием Афонюшкиным.

Елена Лаврова.

— Если названия многих православных праздников, таких, например, как Рождество или Крещение, говорит само за себя, то слово Сретение понятно не всем, звучит непривычно для современного человека. Поэтому напомните, пожалуйста, откуда он берет свое начало.

— Не буду в очередной раз подробно пересказывать историю Сретения. Напомню, что этот праздник относится к непереходящим и всегда отмечается 15 февраля. Впрочем, очень редко бывает исключение: если Сретение приходится на понедельник первой седмицы святого Великого поста, а такое иногда случается, то празднование совершается накануне — 14 февраля.

Начало праздника и связанных с ним евангельских событий идет от древней иудейской традиции, бытовавшей и во времена земной жизни Христа, после рождения в семье ребенка приносить очистительную жертву. По этой же традиции женщина не могла появляться в Иерусалимском храме 40 дней после рождения мальчика, если же рождалась девочка — то и целых 80 дней. Это время считалось днями очищения, после же их окончания семья должна была прийти в храм и принести две жертвы Богу: очистительную во всесожжение и во оставление грехов. Для первой обычно брали годовалого агнца, для второй — голубку. Но бедным семьям разрешалось ограничиться двумя птицами — в меру своих материальных возможностей. К таким относилась и семья Христа, и мы знаем из Евангелия, что Дева Мария и Иосиф Обручник принесли два птенца горличных.

Праздник Сретения неразрывно связан с личностью Симеона Богоприимца. Само его имя означает «слышание», напоминая нам о пророческом гласе Божием, который ему довелось некогда услышать. По преданию, на момент описанных в Евангелии событий Симеону было более 300 лет. И это при том, что, как повествует Священное Писание, «дней наших 70 лет, а ежели в силах, то 80». Такое долгожительство вовсе не было старцу счастьем, он с нетерпением ждал встречи с новорожденным Мессией, чтобы исполнить пророчество и произнести то, что был должен произнести. В частности, он предрек Деве Марии, как сказано в Евангелии от Луки, что из-за Христа будут многие спорить в народе, но одни — спасутся, а другие — погибнут.

Вторым, пусть и косвенным, но важным лицом события была Анна Пророчица. Ведь благодаря ей, люди также узнали о пришествии Мессии. Анна, от юности и до преклонных лет пребывавшая при храме, вышла из него, чтобы донести людям пророческую благую весть о рождении Мессии, как немного ранее это сделали пастухи и волхвы.

— При упоминании имени Симеона Богоприимца прежде всего вспоминаются его слова, ставшие молитвой.

— Действительно, слова, которые возгласил Симеон, узрев Божественного Младенца: «Ныне отпущаеши…», стали частью богослужебной практики. Эта песнь как исполняемая при богослужении впервые упоминается в апостольских постановлениях, но взята она из Евангелия от Луки. Для нас слова этой песни — напоминание о встрече с Богом во время нашего личного Сретения. Ведь каждый человек, даже неверующий, хотя бы раз в жизни бывал в храме. И даже если он сам не заметил своей встречи с Господом, она состоялась на духовном уровне, чтобы понять - время греха, своеволия, душевной слабости проходит, а приходит время величия, блаженства, спасения с Богом. И здесь важно, что ты выберешь сам: остаться с Христом, снова прийти в храм, уже осознанно, или не заметить произошедшей встречи. Но даже если человек не останется в храме, возможно, почувствует присутствие Бога и задумается.

Обратите внимание: во время событий Сретения Христос — еще новорожденный Младенец, Он мал и беззащитен, но одновременно — велик и полон благодатной радости. Таким должен быть и человек, узнавший Христа — это может быть и новорожденный христианин, только что испытавший первую встречу с Господом, или уже познавший его, одухотворенный. Но встреча со Христом всегда полна небесного ликования души.

Таким образом, праздник Сретения это не просто воспоминание евангельской истории, а наша объективная реальность. То, что действительно происходит в нашей жизни сейчас, а не просто когда-то там давно.

— Как же человеку понять, произошла ли в этой объективной реальности встреча со Христом?

— Во-первых, это можно понять на уровне сердца — что мы почувствовали. А во-вторых — в результате духовного анализа. Нужно спросить себя: вот я пришел в храм, что это мне дало? Изменился ли я и в чем? Что теперь в моем сердце?

И важнейший смысл Сретения именно в том, чтобы встретить Господа так, чтобы увидеть Его сердцем. В этот день неплохо поразмыслить, дать себе отчет: какая встреча с Богом у нас происходит — взаимная, или только Господь пришел к нам? А мы — готовы ли к этому? И вообще, кто кого встречает — мы Господа или Он нас, желая нашего стремления ко спасению души.

— Существуют ли какие-либо обычаи, связанные с праздником Сретения?

— Когда-то был широко распространен обычай освящения сретенских свечей, он и сейчас соблюдается в некоторых храмах, особенно больших, соборных. В требнике есть даже особый чин освящения свечей на Сретение. Пришел к нам этот обычай от католиков. В 1646 году митрополит Киевский, святитель Петр Могила составил свой требник, в который и включил этот чин. И сделал он это не случайно, а чтобы отвлечь славян от все еще бытовавших языческих обычаев. На тот день, когда мы отмечаем Сретение, приходилось празднование языческого культа Громницы, в основе которого лежал миф о боге Громовнике и его супруге. Сходные праздники были и в католических странах, и даже у кельтов. Освящением сретенских свечей святителю Петру действительно удалось отвлечь славян от язычества. Но люди и этот новый обычай поняли по-своему: долгое время они считали, что сретенские свечи защищают дом от пожара и молнии. Конечно, теперь уже такое понимание ушло в прошлое, но особое отношение к сретенским свечам осталось. Наши предки хранили их отдельно весь год и зажигали во время домашней молитвы. Теперь мы воспринимаем эти свечи просто как церковные. Чин их освящения и возжигание остались как доброе, жертвенное делание и символ горячей любви к Богу.