Вы здесь

"Святыня Божия"

Дорогие Братья и сестры! В храм Преображения Господня р.п. Исса, доставлены мощи святителя Иннокентия (Смирнова), епископа Пензенского, в ознаменование 200-летия со дня преставления угодника Христова. В субботу (10.08.), в 10.00. состоится молебен с чтением акафиста святому. В воскресенье будет совершаться Божественная Литургия и славление праведнику.

Житие святителя Иннокентия, епископа Пензенского и Саратовского

Родился 30 мая 1784 года в селе Павлове (позже г. Павлов Посад, Московской области), в бедной семье церковного причётника Димитрия Егорова.
Илларион с детства отличался кротким нравом, поэтому, при поступлении в Московскую Перервинскую семинарию, был прозван Смирновым за послушание и безукоризненное поведение.
Окончив семинарию первым учеником, Илларион был переведён в семинарию Троице-Сергиевой Лавры, где продолжил образование по историческому, философскому, богословскому классам, а так же иностранных языков (окончил в 1806 г.).
Ещё в 1805 году, как один из способнейших воспитанников еще до окончания семинарии, был назначен педагогом в начальные грамматические классы. Позже Иллариону Смирнову благословлено преподавание поэзии, в это же время он начал он заниматься толкованием воскресных Евангелий и преподаванием этого для всей семинарии.
С 1809 года Илларион начал читать в семинарии курс философии и 10 августа, того же года, был назначен префектом семинарии.
Любовь к науке, усердие в исполнении обязанностей, простота сердца, верность в слове — вот что характеризовало молодого преподавателя.
Илларион с детского возраста любил уединение. 13 октября 1809 года, в 25 лет, митрополитом Платоном (Левшиным, †1812), в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, был пострижен в монашество с именем Иннокентий, в честь святителя Иннокентия, епископа Иркутского. На следующий же день он был рукоположен во иеродиакона, затем — во иеромонаха.
6 августа 1810 года иеромонах Иннокентий был назначен игуменом Николо-Угрешского монастыря Московского уезда, а 14 октября он был переведён в Московский Знаменский монастырь.
Вскоре, по представлению Комиссии духовных училищ ему было предложено место преподавателя богословия в духовной академии Санкт Петербурга, в это же время назначают бакалавром Церковной истории в этом же учебном заведении. Через не долгое время ему поручают должность инспектора семинарии, уже в сане архимандрита.
Ректором Санкт-Петербургской духовной семинарии и профессором богословия, а также членом Комитета духовной цензуры, оставаясь в то же время преподавателем церковной истории в академии, архимандрит Иннокентий был утвержден в сентябре 1813 года. В этот же период он был назначен настоятелем Троице-Сергиевой пустыни.
Находясь на чреде священнослужения в 1813—1814 годы, архим. Иннокентий прославился, как замечательный проповедник. Его пламенные чувства проникали в сердца слушателей силой слова евангельского, сказанного с живостью, с воодушевлением, с жаром. В последствии, собрание его проповедей выдержало два издания.
Владея в совершенстве как современными европейскими, так и древними языками — еврейским, греческим и латинским, св. Иннокентий изучил первоисточники, в результате чего вышел первый отечественный труд «Начертание Церковной истории от Библейских времен до XVIII века». Св. Синод издал этот труд как пособие для духовных школ; впоследствии он только в XIX в. выдержал 7 изданий.
Кроме того, перу святого принадлежат книги «Христианское нравоучение, или Богословие деятельное подлежательное и практическое»», «Изъяснение Символа веры», «Опыт изъяснения на первый и второй псалмы» и другие.
В последствии, ему была присуждена степень доктора богословия, он был награжден драгоценным наперсным крестом, орденами св. Владимира II ст. и св. Анны II ст.. В 1815 г. Архимандрит Иннокентий был избран директором Петербургского комитета Российского Библейского общества. И введен (вместе со св. Филаретом (Дроздовым), с которым св. Иннокентия связывала тесная дружба) в состав комиссии, под руководством которой осуществлялся перевод Библии на русский язык.
Его неутомимая деятельность в распространении духовного просвещения была отмечена Комиссией духовных училищ присвоением степени доктора богословия в 1814 г.. В 1816 г. Он определен настоятелем первоклассного Новгородского Юрьева монастыря.
7 апреля 1817 году он был назначен членом Главного правления народных училищ.
Будущий епископ отличался крайней нестяжательностью. О. Иннокентий, несмотря на слабое здоровье, практикует подвиги аскетизма (носит власяницу) и совершает умное делание. Он сам был строгим судьей всех своих слов, дел и поступков, никто из его уст не слышал ни одного праздного слова. Лицо его всегда выражало спокойствие духа, умиление и благоговение. Он обладал исключительным даром проницательности, читая внутренние чувства человека.
В своей жизни он больше всего избегал осуждения как со своей стороны, так и со стороны других, умело прерывая собеседника, пытавшегося рассказывать ему о недостатках других.
Способности, известность, деятельность Иннокентия обещали ему широкий путь, но Господь сподобил ревностного раба Своего завершить свою жизнь не в славе, а в скорбях, понесенных за истину.
В 1818 г. цензор архимандрит Иннокентий допустил к печати книгу «Беседа на гробе младенца о бессмертии души», резко обличавшую лжемудрствования так называемого «внутреннего христианства» — учения с направлением нездорового мистицизма и очень часто шедшего вразрез с православием, но широко распространенного в высших слоях общества. Приверженец этого учения, обер-прокурор Святейшего Синода князь А. Н. Голицын организовал травлю автора и цензора книги. Архимандрита Иннокентия обвинили в том, что по его неосмотрительности в печать попала книга, стремящаяся «истребить дух внутреннего учения христианского». 6 января 1819 г. на «Беседу…» был наложен запрет. Лишь шесть лет спустя после смерти, Владыка был окончательно оправдан, а «Беседа…» св. Филаретом, митрополитом Московским, вновь разрешена к печати.
Принимая во внимания замечательные качества архимандрита Иннокентия, принято решение о возведении его в сан архиерейский. 27 февраля 1819 г. состоялось наречение, а 2 марта в Казанском соборе Санкт-Петербурга архимандрит Иннокентий был хиротонисан во епископа.
Предполагалось назначение его епископом Оренбургским и Уфимским. Это назначение имело и другую сторону — оно под видом повышения явилось, по распоряжению императора, благородной высылкой Иннокентия из Петербурга. Св. Иннокентий предвидел, что он, как «сор петербургский», должен быть «выброшен из Петербурга». Причиной тому послужило произошедшее с разрешением на издание книги, о котором рассказано выше.
Но это место было крайне опасно для здоровья болящего подвижника. По ходатайству св. Филарета (Дроздова) и петербургских почитателей св. Иннокентия, учитывая слабое его здоровье, кафедру заменили на Пензенскую и Саратовскую.
Покорно выехал владыка к месту своего нового назначения. Хоть и слабый здоровьем, он с нетерпением спешил в свою епархию.
21 июня 1819 года епископ Иннокентий прибыл в Пензу. Но недолго пришлось ему управлять Пензенской епархией. Непрестанные труды в Санкт-Петербурге по распространению духовного просвещения истощили его слабое от природы здоровье. К тому же однажды он сильно простыл, что усугубило его болезнь.
Чуть более полугода Владыка Иннокентий пробыл епископом Пензенским и Саратовским (из них лишь три месяца прожил в своей епархии), но за это время стяжал такую любовь пасомых, что впоследствии всегда считался лучшим Архиереем Пензенским.
Люди любили его за исключительную духовность. Свет Христов освещал не только пастырскую деятельность Владыки, но и все его существо, все поступки, слова. Он преображался при совершении Божественной Литургии, которую совершал во все воскресные и праздничные дни, несмотря на слабость своего здоровья. Его поучения, произносимые на проповеди, при всей своей простоте носили отпечаток духовной благодати и мудрости, прерывались частыми слезами.
За короткий период архипастырской деятельности епископ Иннокентий успел осмотреть почти все церкви, занялся благоустройством архиерейского дома, лично присутствовал на экзаменах в духовных учебных заведениях епархии.
Внешне святитель Иннокентий был похож на св. Димитрия Ростовского, но когда ему говорили об этом, он всегда отвечал: «Не великое дело иметь сходство по наружности. О, если бы благодать Божия сподобила приблизиться к нему по духу».
В начале августа Владыка Иннокентий прибыл в Саратов, где произнес в кафедральном соборе проповедь на слова Псалмопевца «Возвеличим Господа со мною». Но болезнь обострилась, вскоре он сильно заболел и уже не смог подняться с одра болезни. Кроткий и терпеливый он не произносил ни единой жалобы, никто не слышал стона его. Ослабев до такой степени, что не мог держать в руках даже стакан, еп. Иннокентий не прекращал заниматься епархиальными делами.
Накануне смерти Владыке, как он рассказывал своему келейнику, было видение: «Казалось мне, что небеса отверзлись. Двое светлых юношей в белых одеждах, слетев с высоты, предстали предо мной и, с любовью смотря на меня, взяли меня, немощного, и вознесли с собою на небо. Сердце мое исполнилось несказанной радости, и я пробудился».
С благоговением готовясь к отшествию в вечность, он 10 октября 1819 года попросил совершить над ним таинство елеосвящения. По совершении этого священнодействия язык Иннокентия стал неметь, дыхание начало прерываться, он сам сложил на груди руки крестообразно и в 6 часов вечера тихо скончался. Его последними словами были слова 54-го псалма: «Аз же, Господи, уповаю на Тя».
Праведника похоронили в приделе святой великомученицы Екатерины, где стараниями графини Анны Алексеевны Орповой-Чесменской была устроена небольшая усыпальница, вход в которую вначале был сделан снаружи, с южной стороны собора. Но поскольку желающих преклонить колени перед могилой святителя Иннокентия было много, то верующие стали хлопотать о постройке перед входом в усыпальницу часовни. Но на средства известной пензенской благотворительницы Марии Михайловны Киселевой была сооружена даже небольшая церковь, освященная 19 декабря 1832 года во имя святых Евлампия и Евлампии, день памяти которых — 10 октября — совпадал с днем смерти епископа Иннокентия (сейчас на этом месте возведена Спасская часовня).
В конце XIX века началась подготовка канонизации Владыки, было составлено его житие, но большевистский переворот прервал эту работу. В 1990-е годы в Пензенской епархии был возобновлен сбор материалов к прославлению святителя, 3 сентября 1998 г. были обретены его святые мощи, а 20 августа 2000 г., по завершении Юбилейного Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, святитель Иннокентий был причислен к лику святых для общецерковного почитания